От глицериновой капли, до педераста — Краткий экскурс в историю эволюции.

протвный педераст, пидор, гомик, мужелотПредисловие.

Гуляя по форумам, я постоянно влезал в спор об отношении к гомосексуализму и его современным проявлениям. В одних случаях, я выступал против выискивания представителей не традиционных ориентаций и их преследования, в других против мероприятий возбуждающих гомофобию, в третьих самым резким образом высказывался против попыток представителей нетрадиционных ориентаций уравнять свою ориентацию с сексуальной ориентацией культураобразующего большинства снять с гомосексуализма все наложенные нашей культурной традицией табу.
И вот во время одной из таких интернет-баталий ко мне в гости, в офлайн, зашла интеллектуалка, поинтересовалась, а чем я это собственно занят. Я попытался объяснить в двух словах свою, как казалось мне, вполне понятную позицию, но необходимость пояснять какие-то ее аспекты привела меня к тому, что постоянно отвлекаясь я вынужден был перескакивать с темы на тему, что по моему, убедительности не прибавляло. Тогда я взял тайм-аут и уже на ее территории, обзаведясь написанными тезисами и начав все с начала убедительно и понятно для нее, обосновать свою позицию.
При этом, конечно, пришлось начинать вовсе не с той темы, с которой начался разговор и представить весь комплекс мировоззрения современного оппозиционного естествознания.
Тогда я подумал, что такой экскурс может быть интересен, не только моей знакомой интеллектуалке, и вот я представляю это мировоззрение на суд читательской аудитории.
Многие идеи, которые вы встретите в настоящей статье, уже были мной сформулированы, но я подумал, что нельзя рассчитывать на такое внимание читателя, когда он будет конспектировать мои работы, как некогда это делали с классиками марксизма-ленинизма, или как я некогда, с упоением конспектировал «Эволюцию организмов» Гранта.
В этой статье я постараюсь собрать все, что имеет отношение к делу, дабы не утруждать читателям переходами на различные страницы.
Одно лишь предупреждение. Тем, кто намерен рассуждать об этих проблемах главным образом эмоциональными лозунгами, я советую немедленно закрыть данную страницу, дабы я, нечаянно не нанес им, психологического ущерба. Для тех, кто решит, буква за буквой, слово за словом, продолжить ознакомление с текстом статьи, я сообщаю, что не несу никакой ответственности, за ваш сон, настроение или пищеварение. Я постараюсь писать максимально нудно, что б ни одна эмоция не могла коснуться ни моих логических построений ни вашего их восприятия. Конечно, если такое вообще возможно.

Часть первая: от глицериновой капли…

Берем блюдце с водой, пузырек с глицерином и лупу. Капаем одну каплю глицерина на воду и наблюдаем.
Если вы когда-нибудь наблюдали амебу под микроскопом, то вы конечно уже заметили, что внешне, поведение глицериновой капли удивительно напоминает поведение амебы. Глицериновая капля точно также как и амеба выбрасывает отростки (псевдоподии), передвигаясь по поверхности воды.
Чем же отличается глицериновая капля от амебы по существу?
Амеба обладает удивительной вещью – способностью делится. Делясь, амеба уменьшается вдвое. Много разных опасностей угрожают ее, амебы, существованию. Глицериновой капле не угрожает ничего. Но самые древние амебы, результаты их делений и эволюции, бороздят самые различные среды нашей планеты, а вот ни древнего глицерина, ни глицериновых капель, не найдено.

Часть вторая: Организм, как колония клеток?

Вольвокс (Volvox), зеленая водоросль, живущая в подвижных колониях. Вольвоксы шарообразны. Клетки вольвокса расположены на периферии. В один слой расположены от 50 до 200 тысяч клеток, соединённые между собой протоплазматическими нитями. Полость вольвокса, заполнена слизью. От каждой клетки наружу отходит пара жгутиков, колебания которых и обеспечивают вольвоксу подвижность. Для бесполого и полового размножения служат малочисленные, более крупные клетки. Половым процессом вольвокса, является уже оогамия. Оогамия, это такой тип полового размножения, при котором в ходе оплодотворения сливаются, резко различные по форме, размеру и поведению половые клетки. Женская половая клетка намного крупнее. Она неподвижна и без жгутиков. Мужская половая клетка, значительно мельче, обычно подвижна и чаще имеет жгутики. Собственно оогамия, это и есть тот процесс, которым мы и размножаемся. В чем же принципиальное отличие вольвокса от нас? А в том, что его клетки не дифференцированы. Если у нас и у многих других животных, есть органы, клетки которых выполняют различные функции в процессе жизнедеятельности, то у вольвокса клетки дифференцированы исключительно на половые и соматические. Почему? А потому, что протоплазматические нити, которыми соединены клетки вольвокса, заняты преимущественно тем, что удерживают клетки вместе и не дают вольвоксу распасться. Эволюция на его уровне, еще не достигла действительной коммуникации клеток, а потому вольвокс является пограничным примером единого организма между действительной организацией и симбиозом родственных клеток.
Вопрос: «Что является организмом?», ключевой и страстно замалчиваемый, современной наукой вопрос. Как только мы даем на него некоторый ответ, и последовательно его применяем, большинство современных идеологических глупостей, рассыпаются в пыль. Организм не всегда является генетической индивидуальностью. Многие размножающиеся не половым способом, растения и животные – генетически идентичны. Яблоня «Белый Налив» или груша «Лесная Красавица», это одна и та же, генетическая вариация. Я предложил называть генетические индивидуальности «генором» (генным организмом), в скольких бы действительных организмах, не был бы представлен генор.
Зачем такие нововведения? А за тем, что генор, это один и тот же организм в генетическом плане – его часть гетеро едина, а сома, часть занятая исключительно обеспечением возможности гетеро к размножению, разделена на множество автономных объектов, которые как и клетки вольвокса, практически не взаимодействуют.

Часть третья: «Онтогенез, повторяет филогенез».

Тут, как бы в скобках, я хотел бы обратить внимание читателя на то, что в биологии (в философии и большинстве других наук, особенно гуманитарных) существует принцип: «Онтогенез, повторяет филогенез». Это пожалуй единственный жестко доказанный принцип, несмотря на то, что он носит статистический характер и верен именно статистически, а не абсолютно.
Что же означают, для не биолога, умные слова, поставленные в заголовок этой части?
Во-первых, они означают победу эволюционной теории, над мракобесием. Они означают то, что в каждом организме в период его развития (как внутриутробного или внутри яйцевого, так и позднее) его организм проходит все стадии своего исторического, эволюционного развития. Наиболее известные примеры таких признаков, это «рыбьи» жабры во внутриутробном развитии млекопитающих, так и пальцы на человеческой ноге, хотя и тот и другой признак уже утратили свое прикладное развитие в процессе эволюции этих организмов.
Во-вторых — РАК. Рак, как заболевание, как опухоль. Этой болезнью, мы расплачиваемся за то, что некогда наш организм в ходе своей эволюции, проходил стадию вольвокса, или аналогичную ей, где клетки не были дифференцированы. Раковые клетки теряют свою специализацию и только размножаются. Причем половое размножение раковых клеток (смотрите предыдущую главу) возможно в рамках одного организма (метастазы).

Но не одно правило, не обходится без исключений и поступательный эволюционный процесс привел к возникновению некоторого возвращение на предыдущую стадию развития — НЕОТЕНИЮ. Неотения, это достижение способности к размножению до возможного окончания жизненного цикла на личиночной стадии развития. То есть, часть более поздних эволюционных приобретений, на стадии онтогенеза (индивидуального развития) может быть безвозвратно отсечена.
Что здесь особенно важно для нашей темы – отсечены, могут быть, только наиболее поздние эволюционные приобретения и НИКОГДА более ранние.

В возникновении человека неотения так же принимала участие. Человек — надвид «Номо sapiens», отличается от человекообразных обезьян структурой волосяного покрова (области волосяного покрова у человека совпадают с таковыми у плода человекообразных обезьян), а так же поздним окостенением (в том числе и черепа). Из-за более позднего окостенения черепа, смягчились ограничения на рост мозга, внутри этого черепа. Но можно было бы сказать, что тут нет неотении, а просто обезьяны произошли от человека? Можно было бы… если бы не пальцы на ногах.
К неотении, можно было бы отнести и тот факт, что главное отличие человека от обезьяны, вовсе не в волосяном покрове или развитие пальцев на нижних конечностях. Человек по сравнению с обычными приматами, примат инфантильный. Инфантильность и дала человеку возможности не следовать строгим биологическим инстинктам. В длительный, благодаря инфантильности период полового созревания человек во-первых научился терпеть присутствие других самцов и даже сотрудничать с ними при выполнении различных задач. При выполнении этих задач получили эволюционное преимущество именно те особи, которые смогли установить более полную коммуникацию. Появилась вторая сигнальная система язык. Но установление такой системы коммуникации привело к качественным изменением того что мы сегодня назовем организмом.
Но об этом, в следующей главе.

Часть четвертая: Организм, как колония организмов?

Конечно, как вы уже догадались, речь пойдет о пчелах и муравьях, но не только о них. Улей и муравейник наиболее подходящий примеры таких колоний, которые просто один организм. Почему на этих примерах это наиболее очевидно? А потому, что у каждого улья и муравейника разные генетики соматических организмов-клеток и одна генеративная система. То есть, муравейник и улей это и есть выше описанные геноры. Но это колониальный принцип доведенный до совершенства (или абсурда) нам интересен совсем другим. А именно своей внешней похожестью на индустриальное человеческое общество.
В самом деле у пчел и муравьев существует такое же разделение функций-профессий, необходимых всему обществу, как и в человеческом обществе. Пчелы и муравьи сумели наладить между собой такую коммуникацию, что позволило стать их общинам едиными организмами и получить от этого значительные эволюционные преимущества.
С появлением второй сигнальной системы, коммуникация особей человеческих общин превратила эти общины (более-менее автоматически) в полноценные организмы.

Я хочу, что б ты, дорогой читатель, основательно осознал этот факт – слова человеческий улей – не образ. Единственные (пока) отличия улья человеческого от улья пчелиного, это то, что человеческий улей размножается не своими копиями, а растет в размере, распространяя свое влияние.
Такие отличия очень значительны и мы сейчас их рассмотрим, но…! Главное это то, что отдельный человек превратился в клетку общего организма – вовсе не примитивного. Ты же помнишь, что примитивный (типа вольвокса) отличается отсутствием дифференцированных клеток, а организм в котором мы клетки, тщательно дифференцирует нас, по ходу своего онтогенеза.

Но вернемся к существу отличий. Мы организовались в улей, но в улей, который не производит себе подобных, а делится на совершенно различные ульи. Эти разные ульи, в нашей традиции принято называть по разному. Некоторые объединения мы называли нациями, но это стало скорее чем-то вроде ретро-популизма, так как ни один человек не может ни сказать, ни знать, к какой нации он преимущественно относится. Зато, чаще всего, точно может сказать к какой культурной или языковой группе он принадлежит. Каждый человек может точно сказать, гражданством каких стран он обладает и в какой организации получает средства на продление своего существования.

В одной из своих статей я даже подозревал за организмами страховых компаний жуткий криминал Но сейчас мы не об этом.

Так вот разделившись некогда на два организма (сейчас я опущу значение других организмов и их свойств) мусульманский и иудео-христианский, человеческая популяция начала проверку, какой из них более жизнеспособен. Понятно, что как два организма занимающие одну экологическую нишу, они ведут (должны вести) борьбу за выживание. Выживет только один.
Чтобы выжить, важны свойства этих организмов. Один из этих организмов стремится:
В православно-иудейском варианте — к улучшению жизни и безопасности своих клеток (людей) путем развития преимуществ общины;
В протестантском варианте – к укреплению своих общин, через улучшение жизни и безопасности своих клеток (людей);
В католическом варианте – к улучшению жизни и безопасности своих клеток (людей), путем преодоления их противоречий подчинением единой доктрине.

Во всех этих вариантах – «улучшение жизни и безопасности своих клеток (людей)» как непременное условие. Пути разные, причины тоже. Давайте обратим внимание на некоторый конкретный пример – КНДР. Коммунистический режим, который нанизан США, на ось зла. Чего хотят люди этого режима? Улучшения жизни и безопасности. Чего хочет власть – сохранить свое улучшение жизни и безопасности, за счет обещаний и улучшения жизни и безопасности своих клеток (людей). Не получается? Конечно. Почему? США глобализировали мировой рынок и КНДР вынуждена медленно умирать в осаде, так как безнадежно проиграла конкуренцию по скорости развития. Что делает ее истеблишмент — ядерное оружие. Зачем? В надежде, что продав возможность обладания ядерным оружием, она вернет себе все, что утратила за счет отставания и обеспечит улучшению жизни и безопасности своих клеток (людей) и свою власть над ними (типичный феодализм). Мы вынуждены констатировать, что коммунистическая Корея вполне нормальная часть нашего, иудео-христианского улья. Опасность только в том, что она может передать свои ядерные технологии в улей другой – а именно исламу.

Ислам, является доведенной до абсурда католической идеей. В отличии от католичества, он стремится не к улучшению жизни и безопасности своих клеток (людей), путем преодоления их противоречий подчинением единой доктрине, а подчинению всех своих клеток (людей) единой доктрине, ценой их благополучия и самой жизни.

В этой же статье, я хочу коснуться одного из свойств нашей иудео-христианской культуры, которые мешают ей в идущем противостоянии и могут привести к ее гибели.

Часть пятая: …до педераста

В конце второй части я уже писал о том, какие преимущества дала природа инфантильному примату (человеку). Формально перечислим их:
Возможность научится сотрудничеству самцов до того момента, пока не возникнет гормональный фон этому сотрудничеству мешающий. Прошу обратить особое внимание на слово «Научится». После того, как особи удалось чему-то научиться, гормональный фон теряет свое безусловное влияние.
При сотрудничестве возникла необходимость коммуникации и появилась вторая сигнальная система – речь (язык).
Все это и дало такие эволюционные преимущества нашему виду, которые и позволяют некоторым хвастунам считать нас вершиной эволюционной цепи.
Но существовала еще одна особенность такого освобождения от давления гормонального фона.

Вообще Бог; Эволюция; Природа (БЭП) — назовите это любым удобным для Вас словом, вынуждены были решать проблему того, как заставить организмы размножаться половым путем и даже делением. Дело в том, что заставить организм размножаться делением Проше.

Возьмем амебу. Увеличение размера требует увеличение объема питания, а при ограниченной возможности передвижение добыть питание не просто, а по тому деление решает вопрос увеличивающегося размера.
Но ведь амеба могла пойти и другим путем. Она могла просто выбрасывать все, ненужные ей вещества, а не создавать две конкурирующие между собой особи?
Можешь быть уверен читатель, что этот вариант эволюцией был проверен. Но случайная гибель такой амебы прерывает существование ее генетической линии, ее гетеро, тогда как у амеб, как-то размножающихся делением, шанс выживания гетеро во времени, несравнимо выше.
Но это только половина той задачи, которую решали БЭП. Поскольку в простом митотическом делении амебы отсутствовала сама возможность системных генетических изменений в каждом поколении и распространении их на весь вид, без необходимости элиминировать все другие особи, понадобилось половое размножение. Давайте представим это так – амеба «А» получила одну положительную мутацию, для существования в данной экологической нише, амеба «Б», той же генерации, получила другую положительную мутацию, для существования в данной экологической нише. Теперь, для того чтобы одна из этих мутаций победила в эволюционной борьбе, вторая мутация вынуждена элиминировать.
Когда был освоен механизм полового размножения, эта проблема была решена наилучшим образом – обе положительные мутации могли быть сохранены для потомства.
Не надо при этом думать, что БЭП не пытались решить эту проблему и другими путями. Например, существует и у современных инфузорий механизм, когда съеденный организм становился частью генома организма его съевшего. Таким образом, обе положительные мутации, также могли быть сохранены. Но это медленно и не системно.
При половом размножении выяснилось, что кроме сохранения положительных мутаций осуществлялся регулярный эксперимент по их наилучшей рекомбинации – ведь похожих, однотипных положительных мутаций в большой популяции, могло быть много и рекомбинации давали преимущество особям с наилучшей их комбинацией.
Но за половое размножение пришлось заплатить огромную цену. Самцы потомства не давали. Вот если популяция амурского серебряного карася, размножающаяся гиногенезом (вариант партеногенеза — без самцов, но с определенной инициализацией) и состоящая исключительно из самок способна от каждой особи мечущей около тридцати тысяч икринок получить потомство, то самцы в такой популяции (а ведь корм в экологической нише всегда ограничен), бы ли бы балластом. Не зря самцов пчелы, в русской народной традиции, называют трутнями.
Популяция без самцов размножается в два раза быстрее, но эволюция, приобретение и распространение благоприятных в условиях конкуренции признаков, с помощью самцов происходит в десятки раз быстрее.
Вот так БЭП и решили этот вопрос. Осталось решить маленькую проблему – как заставить отдельные организмы идти на такое не выгодное им действо. О невыгодности необходимости этого процесса и Шекспир писал, но в природе это наиболее ощутимо. Самцы убивают друг друга и рискуют собственной жизнью. У многих самцов паука почти нет шансов выжить после совокупления. А что происходит с богомолами, даже думать страшно. А вот самка осьминога кончает жизнь самоумиранием, чтоб детям было, что покушать. Абсурд? Но абсурд необходимый для БЭП. Как же его добиться? Ради чего животным идти на все эти глупости?
От процесса совокупления организмы получают такое удовольствие, которое позволяет им преодолеть и страх и даже инстинкт самосохранения, но человек…. Человек научился получать все удовольствия от совокупления… — не совокупляясь. Вернее совокупляясь, но не с объектом, предназначенным для этого БЭП. Это и его собственная рука, и животные других видов, и мертвые особи его вида, и особи того же пола, а в последнее время (с развитием технологии) и технические средства вроде вибраторов и резиновых кукол.
Период обучения при задержке давления гормонального фона и тут постарался. Все люди стали урожденными поли-сексуалами. Но нарушив такой фундаментальный закон природы, человек должен был вымереть? Должен был, и культуры не нашедшие в себе возможностей противостояния таким негативным для БЭП явлениям, элиминировали. Остались только те культуры, которые религиозным путем и путем создания устойчивых традиций, ввели табу беспрецедентной степени строгости, на любое удовлетворение половых инстинктов с неподходящими для размножения объектами.

Послесловие:

Но цивилизация развивается и оказалось, что наиболее эффективными действиями на благо организма-общества обладают клетки, живущие по наиболее либеральным законам, по законам полной свободы личности. Естественно нашлись особи, которые воспользовались либерализацией общества для размывания тех табу, на которых и построено его выживание. Появились парады «гордости» педерастией. Отдельные гомосексуалисты обществу не опасны. Они тайно ведут свою неправильную клеточную жизнь, и если и не элиминируют, то и не размножаются. Другое дело парады «гордости».
Можно было бы и не предавать этому такое значение, чтоб писать такие статьи — ну и что дескать? Ну не вымерло же человечество от древнегреческих «мужских любовий». Вымерла и уничтожена под ударами более низко развитых тогда культур Востока и Рима, культура древней Эллады.
Но и теперь над нами нависла дамокловым мечом угроза исламизации – «великой» исламской революции — мирового Халифата.
Нет господа, если мы хотим, чтоб наш общественный организм выжил, нельзя доводить либерализацию до абсурда.
Вымрем.
Исчезнем, как древняя глицериновая капля.
Непременно будем съедены, проплывающей мимо, амебой.

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2006
Свидетельство о публикации №1611300363
Дата публикации подтвержденной Copyright – 30.11.2006 23:52

Запись опубликована в рубрике Естествознание, Иудаизм, Социология с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.